Шестая жена.

   Ефросинья Алёшкина никогда бы и не подумала, что волей судьбы окажется шестой женой Василия Ивановича Курдюкова – старожила села Дубки, затерявшегося в самой глуши вдоль одного из мелководий верхней реки Протвы. В свои восемьдесят лет был он крупного телосложения и крепко стоял на ногах в хромовых сапогах большого размера и неизменно в сильно заношенных брюках галифе. На голове его была почти не тронутая сединой густая шевелюра, наполовину закрывающая изъеденный морщинами лоб. А широкие тёмные брови и мощные усы, переходящие в длинную бороду, делали его похожим на сельского батюшку. Но в церковь он упорно ходить не желал, считая это напрасной тратой времени и денег. А ещё выделялся сохранившимися крупными зубами, но страдал близорукостью.

   Она была моложе его и потому не смущалась, когда он в хорошем настроении называл её молодухой. А она называла его Василём, потому как это нравилось ему.

   – Молодуха-а! – крикнул он ей приглушённым голосом со двора. – Быстрее-ей!

   – Иду-у-у, – не подымая головы, ответила Ефросинья.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ >>>

За что?

   После обеда как-то сильнее хочется любить свой народ. Наверно, из благодарности. Что вот я накидался выращенными им пельменями и лежу, пытаясь сомкнуть руки на животе. А народ где-то там бурит, сеет и холит для меня новые, чтобы завтра я был ещё более сыт, чем сегодня. Суровые люди в накидках от невзгод трясут яблони, пасут в стойлах скот, объезжают новые автопогрузчики, обстукивают кирками скалы — нет ли чего высокооктанового?

   Много звуков бродит по моему организму, но лишь один не имеет естественных отверстий для выхода. Это совесть, которая сгибает меня пополам и садит на диване с закрытыми пока что глазами. Надо идти. Чем-то помочь людям с натруженными лицами и одинаковыми судьбами. Далёкие мои духовные предки, Доброписарев, Толстолюбов, Белышевский, они ведь имели стыд. И макали своё перо прям в раззявленные народные души, не манкировали, не чурались, а ходили в хорошем смысле в народ, описывая большие и малые его нужды. Помогали, чем могли, старые костюмы, запонки, султаны для лошадей. Встаю. Иду. Ближайший ко мне народ работает в магазине «Наполеон», таком же одноэтажном, как сам отец великой франшизы.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ >>>

Битва за Родину в FB.

Битва за Родину

   «Дайте мне шланг с напором — и я переверну землю на каждой грядке», — сказал Вавилов, и Лысенко уделал его ледорубом прямо над чертежом.
   Теперь, когда поток знаний льётся в любую подставленную посуду, можно пропускать через себя терабайты.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ >>>

Парад. Марш. Шествие.

   Я уже говорил и повторюсь: я не вегетарианец. И не собираюсь им быть. Мёртвые трупы невинно убиенных зверушек принимаю я в пищу с завидной регулярностью и неизменным удовольствием, не испытывая по этому поводу никаких моральных мук. С урчанием жру да нахваливаю.
   Но в тоже самое время я абсолютно ровно отношусь к вегетарианцам всех мастей. Не едите мясо? Да пожалуйста! Я не буду вам говорить, что это вы такие злые от брюквы или репы, что вы бессердечные твари, пожирающие детёнышей сельдерея, что это варварство и пещерный пережиток — набивать утробу мертвечиной вольных злаков и горделивых фруктов. Нет, ничего такого я вам высказывать не стану.
   У меня есть несколько знакомых, которые вот так вот не едят мясного, у одного даже татуировка есть — веган. А у двух других футболки с аналогичной надписью. Зачем? Мне не понятно.
   Представляете я себе на пузе набью «ем пельмешки» или «котлетка». И футболку надену «кушаю мамин борщ». Ну смешно же. Кого волнует, что я ем или не ем? А эти ничего, колют и носят. Как дети, честное слово.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ >>>

Богтерия Бахус.

   Православным россиянам следует воздержаться от посещения Святой горы Афон. В том числе потому, что её значимость в мировой религии несколько переоценена, заявил пресс-секретарь патриарха (Newsru.com).

   В пробах благодати божьей, привезённых с Афона, найден штамм богтерии Бахуса, Бога алкоголизма и незащищённого секса (проклят на территории Российской Федерации).

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ >>>