МАПП «Астара» — граница Азербайджана и Ирана.



  МАПП (международный автомобильный пункт пропуска) «Астара».
  Некогда Астара была столицей Талышского ханства, но из-за опасности нападений каджаров (туркоманское племя), ханы Талыша перенесли свою столицу севернее, в Ленкорань.
  Ныне Астара (перс.) — город на северо-западе Ирана в провинции Гилян, административный центр шахрестана Астара. Порт на Каспийском море. Важный торговый и таможенный центр.

Добро пожаловать в Исламскую Республику Иран
Добро пожаловать в Исламскую Республику Иран!

Запреты на фотосъёмку и видеосъёмку в Иране.

  Фотографировать государственные учреждения, дворцы, военные объекты и сооружения строго запрещено. Нельзя фотографировать местных женщин, у мужчин следует спросить разрешения на фотосъёмку. Ограничена съёмка в большинстве общественных мест, в портах и приграничных районах.

  Пришлось делать фотографии КПП «Астара» для фотоотчёта тайком на цифровую мыльницу. Из-за этого имеется не совсем качественное изображение.

Люди ждут открытия азербайджанской таможни в отгороженном клеткой проходе
Люди ждут открытия азербайджанской таможни в отгороженном клеткой проходе.

  Пограничный переход «Астара» всегда славился, со слов моего провожатого и водителя из Ленкорани, длинными очередями и задержками, но последний год ситуация улучшилась для иностранцев (у кого не паспорт Азербайджанской Республики) и сейчас на то, чтобы пройти пешком оба пограничных контроля достаточно одного часа. Dobry Veselchak переходил границу рано утром и потратил на переход около часа.

  Граждане южного Азербайджана совершают регулярные поездки в соседний Иран для того, чтобы сделать покупки и воспользоваться медицинскими услугами. Несмотря на очереди, и создаваемые таможенниками сложности, они говорят, что это всё равно стоит тех денег, которые люди экономят.

МАПП «Астара». Выезд из Ирана в Азербайджан
МАПП «Астара». Выезд из Ирана в Азербайджан.

  «В Астаре много безработных людей таких же, как я, и у большинства трудоспособных мужчин есть только временная работа, на которой они получают максимум 200 манатов (6 665 рублей) в месяц», — сказал житель приграничного города Астара Акиф. «Как я смогу прокормить на эти деньги свою семью? Мы вынуждены ездить в Иран, где всё на половину дешевле, чем в Азербайджане».
  Акиф сказал, что иранские таможенные служащие, в отличие от своих азербайджанских коллег, очень доброжелательные и не останавливают людей, которые везут домой в Азербайджан сумки с продуктами.
  «Каждый раз, когда мы переходим границу, наши таможенники конфискуют у нас половину продуктов. Нам, якобы, не позволено проносить более десяти килограммов продуктов, и они говорят, что за каждый лишний килограмм мы должны платить 1-2 маната (33-66 рубля)», — сказал он.
  «Это ужасающее зрелище можно наблюдать каждый день с раннего утра до двенадцати или часа ночи», — сказал житель города Ярдымлы, расположенного на юге Азербайджана, Масуд. «Множество этих людей, как и я, едут в Персию за продуктами. Для того чтобы зайти в проход нам придётся ждать 1-2 часа, затем примерно столько же времени нам приходится ждать внутри него. Он закрыт со всех сторон и людям часто становится там плохо. Для того чтобы открыть дверь пограничникам требуется почти час».
  Несмотря на такое обращение Масуд сказал, что он ездит в Иран два раза в месяц.
  «Я педагог и получаю 240 манатов (8 000 рублей). Если я не буду ездить за продуктами в Иран, то моя семья будет голодать», — сказал он. «Конечно, можно раскошелиться на 10-15 манатов (330-500 рублей) и пройти через «левый» правый проход, который предназначен для иностранцев. Люди проходят там быстрее, и им не придётся так долго ждать своей очереди. Но на эту сумму в Иране можно купить много продуктов и поэтому я не могу позволить себе давать деньги таможенникам».

Вереница древних грузовиков из Ирана
Вереница древних грузовиков из Ирана.

  В очереди стояла вереница древних грузовиков из Ирана. В Азербайджане я таких не видел. Судя по всему, они заезжают в Азербайджан исключительно для того, чтобы разгрузиться-загрузиться на складах рядом с таможней, и возвращаются в Иран.

  До этого мне пришлось сойти с машины, которая поехала на КПП для автомобилей. Мой провожатый велел так сделать из-за того, что он будет давать мзду на таможне и «чужие» глаза там ни к чему. Я оставил у него в автомобиле свой чемодан и $ 20 на мзду за провоз моих 20 бутылок виски азербайджанского разлива, 10 бутылок водки и 10 бутылок прекрасного азербайджанского вина. Контрабанда — это ремесло!

  Азербайджанский пограничник внимательно просматривает мой паспорт, так долго, что мне уже начинает казаться, что Иран мне уже не светит в эту поездку. Наконец, сняв копию с моего документа, он даёт мне зелёный свет.
  Прохожу мост через реку — за ним иранская граница. На мосту у меня требует документы какой-то человек. Сначала я подумал, что это таможенник, и даже залез в карман, но потом взглянув на него я понимаю, что это обычный «мешочник». Слава богу, паспорт я ему не отдал.
  Этот крендель начинает меня преследовать до иранских пограничников. Избавиться от него нет никакой возможности. Он показывает мне сумку, вынимает какие-то кофты и носки в пачках. Видимо, просит пронести. Отдаю паспорт иранским пограничникам, а они зачем-то передают их этому мужику (!), который потом проводит мой документ по всем инстанциям, умоляя меня пронести эти кофты. Видимо, здесь это в порядке вещей. Уже даже люди из толпы просят меня за этого мужика. Но любовь к жизни у меня сильнее желание помочь ему. Мысль о том, что за наркотики в Иране смертная казнь побеждает человечность.

Пронос товара через границу
Пронос товара через границу.

  Меня так никогда не допрашивали на паспортном контроле.
  Мой ответ на вопрос пограничника «Что вы делали в Азербайджане?» (откуда собственно я и прибыл) звучал как «Транзит из России. А в Иране туристические цели». Ответ этот автоматически довёл его до обморочного состояния, после которого он тут же взялся за трубку телефона и начал куда-то звонить.
  Пришёл человек в военной форме и подошёл ко мне. Начал ругаться на всех иностранцев и забрал мой паспорт. Как оказалось, это был сотрудник Корпуса стражей Исламской революции. Это элитное иранское военно-политическое формирование, перед которым притихли все абсолютно.

  Далее вопросы сыпались как из рога изобилия:
  — Вы там были одни?
  — А почему ваш попутчик поехал на КПП на машине один, а не с вами?
  — А почему у Вас транзит через Азербайджан составил 1 месяц?
  — Вы состоите в организациях «Аль-Каида» или «Талибан»?
  — А вы принадлежите к гей-сообществу?
  — А вы наркозависимый?
  — Вы по взглядам анархист?

  Дальше продолжилось знакомство с моим паспортом…
  — А в Камбодже вы что делали? Когда были? Как долго?
  — Индонезию с какой целью посещали?
  — Сколько времени пробыли во Вьетнаме?

  Наконец мне прикладывают необходимые штампы — и вот я двигаюсь к железной ограде, за которой начинается Иран.

Имам Хомейни приветствует тех, кто прибыл в Иран
Имам Хомейни приветствует тех, кто прибыл в Иран.

  С плаката нас приветствует «иранский Ленин» в чёрной чалме, то есть потомок пророка, Имам Хомейни, по улицам идут женщины в чёрном, туда-сюда снуют детишки в светло-зелёной школьной форме со смешными зонтиками. На разноцветных зданиях красуются надписи на фарси.

Астара. Переулки
Астара. Переулки.

  Первое, что я почувствовал в Иране, это настоящий шок. У меня даже коленки начали трястись. Как будто через тебя пропустили электрический заряд. Как стая озверевших волков, в иранской Астаре, на меня набросились уличные менялы, таксисты, торгаши. Шесть человек одновременно совали мне в лицо свои калькуляторы, демонстрируя курс обмена иранского реала на рубли, манаты, доллары и евро. В последний раз подобная ситуация была у меня при переходе границы из Таиланда в Камбоджу, лет 15 назад. Отбиться от них мне удалось с трудом.

Стихийная торговля в иранской Астаре
Стихийная торговля в иранской Астаре.

  Понимаешь, что попал в другую реальность, но пока не можешь с ней свыкнуться.
  Мой попутчик на машине стоял ещё на досмотре в Астаре (я ещё тогда не знал, что дождусь его через 2,5 часа) и отправился глазеть приграничную территорию.

Мужчина со свежим хлебом в иранской Астаре
Мужчина со свежим хлебом в иранской Астаре.

  Я уже начинал хотеть есть, но не мог прочитать ценники, поскольку в Иране написание цифр отлично от европейского. Забившись в кафе, попытался объясниться по-английски, но в округе не было никого, кто бы его понимал. Мне оставалось только тыкать пальцем в сэндвичи и довольствоваться этой пищей.
  Шок от прохождения границы в Астаре был настолько сильным, что я даже забыл про выписанные мной в блокнот цифры на фарси.

Рекламный хаос и серый бетон
Рекламный хаос и серый бетон.

  МАПП «Астара» и сам город Астара, который разделён на две части границей, ничего особенного собой не представляет. Иранская часть Астары имеет много магазинов и базар, куда ездят закупаться азербайджанцы.

  Ехал я через этот переход в январе, когда был сезон фиников и других фруктов, за которыми в Иран приезжают российские фуры, в результате чего на переходе была довольно большая автомобильная очередь. На пешеходах она никак не сказывается. Кстати, вот путешественникам-автостопщикам здесь есть возможность поймать даже прямую фуру на Москву, Петербург или Тегеран.

Грузчик на рынке в Астаре
Грузчик на рынке в Астаре.

  Дождавшись своего спутника мы отправились в небольшой уютный ресторанчик обедать.
  Здесь, пожалуй, стоит сказать пару слов об иранской кухне. Я не буду вдаваться в подробности, но главная, на мой взгляд, философская мысль иранской кухни заключается в том, что всё надо смешивать до такой степени, чтобы исходные ингредиенты было трудно узнать. Один из немногих ингредиентов иранской кухни, который можно узнать всегда, это рис.

Блюдо под названием «Абгушт»
Блюдо под названием «Абгушт».

  В том заведении, куда мы пришли, мне довелось попробовать блюдо под названием «абгушт». С ним такая история. Вам приносят:
1) лаваш, похожий на пергамент;
2) чугунный горшочек, в котором под крышкой — горячее варево из мяса, фасоли и картошки;
3) пустую пиалу;
4) пестик;
5) ложку.

  Употребление абгушта состоит из двух фаз:
I. Надо вылить часть жидкой фракции из чугунного горшочка в пустую пиалу, затем порвать на мелкие кусочки лаваш, побросать их туда же и при помощи пестика добиться того, чтобы он как следует размок. Далее употреблять с аппетитом.
II. Вывалить из чугунного горшочка в пиалу основную часть пищи вместе с остатками жидкости и при помощи пестика старательно всё это растолочь до неузнаваемости. Далее употреблять, помогая себе остатками сухого лаваша.

Иранское безалкогольное не ароматизированное пиво «Istak»
Иранское безалкогольное не ароматизированное пиво «Istak».

Запреты на алкоголь.

  Спиртное невозможно приобрести в магазинах и даже отелях. Алкоголь запрещён в Иране в любом виде. Пиво купить можно только безалкогольное. Нарушители «сухого закона» сурово наказываются.

  В Иране и Саудовской Аравии — публичная порка плетьми независимо от пола, до 80 ударов (это наказание назначается исключительно за употребление алкоголя). А за рецидив можно «доиграться» и до смертной казни.

  Алкоголь, в соответствии с нормами шариата, это строжайший харам. То есть нельзя. Поэтому, конечно, в официальных иранских заведениях продажа алкоголя строжайше запрещена — даже европейцам. В заведениях общественного питания европейцам приходится спасаться безалкогольным пивом. Местное население не очень понимает, как можно пить такое горькое пиво (пусть даже безалкгольное). Поэтому в Иране популярно безалкогольное ароматизированное пиво. Например, персиковое или тропическое. Его принято пить из жестяной банки через соломинку. На фото — не ароматизированное безалкогольное пиво. Это — жесть.

  На этом я заканчиваю свои персидские заметки про МАПП «Астара» и одноимённый город. Пообедав мы тронулись в город Решт.






Share Button