Решт — центр провинции Гилян.



  Город Решт находится в Иране.
  Россиянам он может быть особенно интересен тем, что именно этот город в XVII веке пытались захватить ватаги Степана Разина. Весной 1668 года струги (струга — русское плоскодонное парусно-гребное судно XI—XVIII веков) Степана Разина, совершавшие разбойничий поход по шахским владениям в Каспийском море, подошли к Решту. Правитель города Будар-хан, знавший о набегах казаков, окружил их и отрезал от моря, но затем разрешил Разину отправить послов к шаху, а казакам торговать на базаре. После того, как разинцы разграбили винный погреб, местные солдаты и горожане устроили им засаду. С большим трудом, оставив убитыми на улицах Решта более 400 человек, казаки вырвались из Решта, отбили свои струги и ушли в море.

Отель «ARG Hotel»
Отель «ARG Hotel».

  Итак, продолжу свои персидские записки.
  Основная расходная статья в Иране – это гостиницы. В Реште их совсем не много, а прайс на ночлег может быть по-европейски очень дорогим. Забронировать отели в Иране заранее почти невозможно, т.к. европейские системы бронирования там пока не действуют. Пришлось мне из Москвы контактировать с отелями напрямую, но и здесь могут быть проблемы. Самый дорогой и самый ужасный ночлег меня ожидал за € 70 (!). Меня попытались разместить в номере без окон, с почти картонной дверью и личным туалетом в виде дырки в полу. Таким туалетом я пользовался в 1990-1992 году в советской армии в ГДР. Но зато этот отель гарантировал мне получение визы в Иран. Я делал визу в Москве и обязательным условием была бронь в гостинице в Иране.

Туалет в отеле
Туалет в отеле.

  В процессе планирования поездки в Иран я написал около 30 писем с просьбой о резервации номеров в разные отели, в итоге, отели получилось забронировать лишь в Реште, Ширазе и Тегеране. Не знаю почему, но большинство отелей, вообще, не отвечает на подобные письма.

  Путешественникам в Иран надо знать, что цена комфортабельного номера на двоих с европейским туалетом и душем варьируется в пределах € 35-50. Цену можно снизить торгуясь, но не намного. Переплачивать тоже не стоит. Да, и не верьте байкам гостиничных менеджеров, что в городе праздники (они там, судя по всему, всегда) и найти более дешёвый отель не получится. За ближайшим углом может быть вариант гостиницы подешевле и получше.

Коран в номере отеля
Коран в номере отеля.

  Зато в любом номере любого отеля обязательно есть Коран, молельный коврик и стрелка, указывающая направление на Мекку.

Ночной Решт
Ночной Решт.

  Я со своим провожатым имел долгий диспут: оставаться или нет в этом отеле. Он меня увещевал, что знает отель дешевле (€ 15) и не хуже. Я пояснял, что вроде бронировал и вроде как должен остановиться в нём, иначе в следующий раз не выдадут визу. Он меня убедил, что я предоплату не делал, а из-за неудобств и высокой цены не хочу селиться. И никому это не надо отслеживать, что турист отказался от услуг. Ну убедил в итоге.
  Вставала проблема — куда мне складировать 40 бутылок алкоголя из машины.
  Азербайджанец из Ленкорани ничего не говоря завёл машину и мы приехали на базар города Решт. Я арендовал ($ 0,20 в сутки) место на рыночном складе. Бутылки по дороге из Астары мной были упакованы в азербайджанские газеты, дабы стекло не брякало и уложено в две «челночные сумки».

Торговец зеленью в Реште
Торговец зеленью в Реште.

  Распрощавшись с моим провожатым я направился в сторону отеля и на подходе к нему я вдруг увидел человека, бегущего в мою сторону, который, приблизившись ко мне, начал относительно неплохо говорить по-английски в крайне радостном состоянии, и, узнав, что я из России стал произносить простые русские слова, типа: «хлеб», «помидор» и т.д. Как потом оказалось данный человек несколько интересуется разнообразными иностранными языками и выучил английский самостоятельно. Также, иногда просто на улице случайно встречая различных иностранцев, приглашает их в гости, что было сделано и со мной.

Иранец Махди курит кальян
Иранец Махди курит кальян.

  Иранцу Махди 35 лет и живёт он вместе со своим братом и сестрой примерно такого же возраста. Причём, они в прямом смысле ничего не делают: брат постоянно смотрит телевизор, по которому показывают новости, религию и фильмы двух видов: индийские и иранские, сестра большую часть времени спит или же что-то пишет в блокнот. И оба совсем не разговорчивые. Все они существуют на какое-то государственное пособие выплачиваемое сестре.
  Пригласивший меня товарищ Махди, в течение следующего дня показывал мне город и знакомил меня с некоторыми своими друзьями, двое из которых, значительно старше его, тоже знают английский и преподают его в школе, а один даже 5 лет работал в университете в США.

Политическая пропаганда на заборах
Политическая пропаганда на заборах.

  Хотя вроде бы как правительства стран и враги, но Восток — это дело тонкое! Несмотря на то, что в Иране нет посольства США, некоторые иранцы по государственной (!) программе отправляются туда на учёбу или стажировку, делая визу в Турции или ОАЭ.
  А ещё Махди и его брат обладают любовью к… выпивке, и с гордостью говорят, что пьют почти каждый день, предлагая мне тоже, но я, разумеется, предложение отклонял.
  Я поведал им, что видел наказание кнутом за продажу спиртного. Они мне в ответ парировали, что человек сам виноват. Гонит самогон на продажу, сам порой напивается и ходит по округе донимая всех, в том числе и ругаясь на полицию. А вообще, сказали они, что публичные наказания прекратились лет 10 назад, ещё при президенте Махмуде Ахмадинежаде, особенно в туристических городах, чтобы не портить имидж Ирана.
  Да, большинство жителей Ирана вообще никогда в жизни не пробовали алкоголь и, согласно установкам ислама, очень негативно к нему относятся. Различных клубов и вечеринок там тоже не обнаружить по причине их запрета.

Дары Каспия. Решт
Дары Каспия. Решт.

  Честно говоря смотреть в Реште нечего, город напоминает подмосковный город Можайск, по своему состоянию времён Ельцина. Обычный маленький провинциальный город с восточным колоритом, хотя встретилось несколько домов с колониальной архитектурой и пару памятников.

  А мой иранский, уже наверное, приятель Махди оказался человеком, в общем, не очень довольным жизнью: он постоянно жаловался мне на то, что родственники с ним не общаются, что соседи у него дураки, что брат с сестрой дома всегда сидят, и, вообще, иранцы – весьма плохой и нечестный народ, и хорошо было бы свалить из Ирана куда-нибудь… вот, в Россию, например (хотя в России он никогда не бывал).
  Хотя это неудивительно: Махди, кроме изучения английского языка, на который он и то тратит не более часа в день, и прогулок по городу с друзьями больше никаких дел и целей не имеет, да и ещё, в целом плохо относящийся к большинству окружающих. Едва ли можно приблизиться к счастью подобным образом.

Курд-барбер - мастер сурового шика
Курд-барбер — мастер сурового шика.

  Барбер — мастер, который делает из обыкновенных мужчин красавцев. Это мужской парикмахер, цирюльник, брадобрей.
  Барбер Манаф — специалист, который предлагает моделирование бород и стрижку усов, классические и модные причёски для молодёжи, окраску волос и бород. Полировкой ногтей Манаф не занимается, только волосами и щетиной. Бреет даже носы и уши!
  Над его парикмахерской висит надпись «Женщинам нравятся ухоженные мужчины».
  Манаф работает опасной бритвой и предлагают целый ассортимент традиционных и новаторских услуг — массаж лица и всей головы, распаривания, умащивания — настоящее «королевское бритьё».
  Манаф: «Чтобы брить и стричь, нужно обладать грацией, изысканным вкусом. Дрогнет рука, оцарапаешь кожу, щипнёшь подбородок, надрежешь губу — пиши пропало. Чтобы побрить, пусть даже часть лица, причём безупречно, требуется смелость, неспешность, стиль и артистичность!»
  Манаф говорит, что у него настоящий мужской клуб, где обсуждаются все последние новости и сплетни с рынка, можно почитать свежую газету, выпить чаю в приятной компании. Культуру барберов, как профессию, сильно подкосило появление безопасных и электрических бритв, а также суровое военное время, когда Иран воевал с Ираком. Мужчины перестали культивировать растительность на лице и начали наскоро бриться дома и стричься, где придётся.
  Зазывает к себе на услуги Манаф слоганом (перевод с фарси азербайджанца-спутника): «Хотя я и не брил королей, но берусь побрить любую щёку ловчее какого-то уличного фанфарона. Итак, господа, я взбил уже пену! Перед вами тот, кому довелось брить Папу Римского!»
  С Манафом я пересёкся на рынке, о этом восточном базаре в Реште можно посмотреть тут.

«Вольный каменщик».
«Вольный каменщик».

  «Дядя Шинвар», — представился мне каменотёс.
  Дядя Шинвар — каменотёс, по национальности курд. Родился в 1951 году в деревне под городом Тебриз, в семье потомственных каменотёсов. После школы поехал в СССР учиться на факультет механизации Таджикского сельскохозяйственного института в Душанбе. Окончив ВУЗ, работал. С 1989 года занялся бизнесом, работал на совместных предприятиях, сначала в таджико–швейцарском СП, позже – в таджико-австрийском. Но всю жизнь он мечтал продолжить дело своего деда-каменотёса, и поэтому, как только появилась возможность в средствах, создал своё предприятие по добыче и переработке строительных камней.
  Дядя Шинвар говорит: «Мой дед был простым строителем-каменщиком. У деда было шестеро детей, и мама была старшим ребёнком. Сейчас она живёт в Тебризе. Дед кормил и поднимал семью только за счёт своего ремесла, он делал камни для мельниц. Я сейчас делаю из мрамора могильные камни, облицовываю здания, памятники. Трудно сосчитать, сколько я сделал за свою жизнь. Когда я заработал репутацию, то стали идти заказы даже из Тегерана. Я начинал своё производство в Тебризе, но после 90-х годов прошлого века десятикратно увеличились денежные расходы на транспортировку камня в столицу, и в конце 90-х я был вынужден перевести производство на окраину Решта.»
  Ещё в юности я спросил деда, как он справляется с тяжёлыми камнями. Дед ответил: «Работа каменщика похожа на работу монетчика или ювелира. Тогда не было пил-«болгарок», не было тех инструментов, которые появились сегодня. Дед в это время смотрел телевизор, и показывали цирк, медведи катались на велосипедах. И дед кивнул на медведей: «Человек всё может. Иногда мы берёмся за какое-то дело, которое кажется нам непосильным. Но вначале всегда трудно. Когда египтяне строили пирамиды, у них не было ни подъёмных кранов, ни тягачей… Но было желание – значит, появились и возможности…»
  Дядя Шинвар хорошо и быстро говорит по-русски, но жалуется, что многие слова уже забыл. Несмотря на его суровый взгляд и внешний вид, это человек интеллигентный и очень образованный. По меркам Ирана он твёрдый средний класс и по меркам России тоже.
  «Сегодня у меня 25 станков», — рассказывает дядя Шинвар. «Из них в настоящее время работают два или три. На приобретение современных станков потрачены большие средства. Когда ко мне приезжали каменотёсы из Арабских Эмиратов, Бахрейна, Италии, Португалии, Испании, то они были удивлены, когда увидели в моей мастерской изобилие разнообразных станков. Им хотелось, чтобы эти станки работали каждый день. Но у меня нет такого количества заказов – к сожалению, наша профессия более востребована за рубежом.»
  «Почему?», — спросил я.
  «Потому что в последнее время китайские дешёвые товары вытесняют с иранского рынка отечественные товары, сделанные нашими мастерами. Исчезают многие виды народных промыслов, сохранившиеся в Иране испокон веков. Конечно, на рынок приходят и люди, которые отличают нормальный товар от китайских дешёвых подделок, и я с оптимизмом могу сказать, что наше ремесло будет развиваться и дальше.»

Ночь. Решт
Ночь. Решт.

  В вечернее время Решт более симпатичен: народу мало (кафе и магазины закрыты), зато центр города красиво подсвечен. Бродя в центе Решта, близ парка Мохташам, увидел скопление людей.
  На улице стоял и общался с народом мэр города Решта (в чалме) и глава Управления городом (справа от мэра). Было всё как у мэров — охрана и местное телевидение.

Мэр города Решт
Мэр города Решт.

  Мэр на самом деле был очень добродушный, просто из-за света прожектора вид получился довольно суровый.
  Меня увидели в толпе зевак (стояло где-то человек 20-25) и спросили про моё нахождение здесь. Из свиты нашлось 4 человека владеющими русским языком, причём двое говорили по-русски почти без акцента.
  Тут же меня обескуражили вопросом: «Что Вы думаете о сотрудничестве Ирана и России в Сирии?»
  Я про себя удивился. Мэр города и внешняя политика — разные вещи вообще.
  Отвечаю: «Мы защищаем народы наших стран, чтобы однажды бомбы не начали падать на Тегеран и Москву, нам нужно победить врагов за пределами границ России и Ирана. В конце концов, мы заливаем пожар, раздутый США, Саудовской Аравией и Турцией.»
  Вопрос: «Что Вы думаете о санкциях Америки против Ирана и России?»
  Отвечаю: «США считают три страны – Иран, Россию и Китай – угрозой своему доминированию в мире.»
  Всё теперь. Гуд бай, Америка, в которой не был никогда! Теперь не выдадут визу в США…
  Представляете моё состояние без подготовки к интервью? А на меня камеры, щелчки фотоаппаратов, вспышки, попросили представиться. Зато, пускай на миг, почувствовал себя звездой.

Продавщица бутика женской одежды
Продавщица бутика женской одежды.

  Национальный состав Решта: в основном гиланцы, также азербайджанцы, талыши, мазендаранцы. Население Решта — немногим более 620 000 жителей. Расположен на равнине к югу от Каспийского моря.

Новостройка в Реште
Новостройка в Реште.

  Эта улица Решта давно построена и заселена (видно по кондиционерам), но выглядит так, словно строительство ещё в процессе.

Мечеть. Город Решт
Мечеть. Город Решт.

  В начале XX века город Решт принимал активное участие в событиях Конституционной революции в Иране 1905—1911 годов. В феврале 1909 года власть в городе перешла к сторонникам конституции, как и в других гилянских городах, после чего федаи Гиляна стали готовиться к походу на Тегеран против шаха, что им удалось и 16 июля 1909 года Мохаммад Али-шах был свергнут.

Мечеть на фоне новостройки. Решт
Мечеть на фоне новостройки. Решт.

  По какой-то загадочной причине именно кольцевые дорожные развязки иранцы считают главным объектом для облагораживания.

Дорожная развязка в Реште
Дорожная развязка в Реште.

  Внутри дорожных развязок разбивают клумбы, стоят памятники и текут фонтаны.

Малые архитектурные формы. Решт
Малые архитектурные формы. Решт.

Юный бизнесмен Решта
Юный бизнесмен Решта.

  Сей юный предприниматель продаёт шапочки по $ 3, но я видел эти вязанные шапки на базаре в Реште по $ 1,5. И знаете, покупают…

У нас такая езда в порядке вещей
У нас такая езда в порядке вещей.

  В регионе, административным центром которого является Решт производится рис, хлопок, шёлк, и арахис, из промышленных продуктов — текстиль, стекло.

Риал - денежная единица Ирана
Риал — денежная единица Ирана.

  Обменял € 100 — стал миллионером.

Где и как обменять валюту в Иране.

  Официальная денежная единица Ирана — иранский риал (IRR). В обращении находятся купюры номиналом в 100 000, 50 000, 20 000, 10 000, 5 000, 2 000, 1 000, 500, 200 и 100 риал, а также монеты по 500, 250, 100 и 50 риалов.
  Поскольку даже у купюры максимального номинала покупательная способность низкая, иранцы активно используют систему так называемых «иран-чеков». Это практически самостоятельные купюры, номиналом в 500 000, 1 000 000 риалов, а то и выше, выпускаемые отдельными банками в качестве платёжного средства. Поскольку все иранские банки объединены в единую систему, «иран-чеки» принимаются повсюду в стране. Это избавляет иранцев от необходимости таскать в карманах пачки купюр. С другой стороны, за пределами Ирана «иран-чек» превращается в бесполезную бумажку: в отличие от официального риала, такое платёжное средство не возьмутся даже в специализированных пунктах по работе с иностранной валютой. Но вернёмся с небес на землю.

  В туристических районах принимают к оплате доллары США, фунты стерлингов и евро, в остальных районах страны их хождение формально незаконно.

  Деньги меняются в банках и обменных пунктах.
  Банки встречаются практически всюду. Работают в первой половине дня до обеда. По выходным и праздникам закрыты.
  Обменный пункт – по-персидски «сарафе». Они выгоднее банков и работают дольше. Спросите у людей, где лучше поменять, – они подскажут. Обычное время работы пунктов – утро и вечер.
  В те дни, когда обменники закрыты, вокруг появляются разного рода личности, предлагающие «выгодные» обменные операции. Они стоят или сидят на стульях в открытую. Связываться с ними или нет – решать вам. Я менял и ничего страшного не произошло.
  Обмен в гостиницах и ресторанах – на любителя. Курс иранского риала здесь далёк от оптимального.
  При обмене не огорчайтесь, если вам дают кучу клееных и мятых риалов – они почти все такие. Но следите, чтобы не было сильно рваных – они могут распасться в кошельке. Попросите заменить ветхие купюры на новые. Это сделают без проблем.
  Курс риала плавает, то в плюс, то в минус. Ориентироваться можно в официальных пунктах обмена.

Ограничения на банковские карты в Иране.

  Иран находится под действием санкций. Это сказывается и на том, что в стране не действуют международные платёжные системы Visa и MasterCard (как и в Крыму). Так что легально пользоваться своей банковской картой здесь не получится.
  В Иране развита своя платёжная система. Иранцы активно пользуются карточками. В городах множество банкоматов и терминалов. Но карточки иностранных банков тут не работают.
  Есть несколько обходных путей, которые применяют для обналичивания карт Visa и MasterCard: использование посредников и тому подобные хитрости. Но они нелегальны и могут навлечь неприятности.
  Легальный способ пользования карточкой в Иране – открыть счёт в местном банке. Это может быть оправдано при длительном пребывании в стране.
  Так что, если хотите просто попутешествовать по Ирану – запасайтесь наличными.

  Персидские записки свои хочу закончить ещё одной немаловажной информацией.
  Официальная денежная единица в Иране это РИАЛ, но один риал настолько ничтожен, что все считают в «томанах».
  10 риалов — 1 томан. Но это не всё.
  Как и в России в Иране давно используют жаргонное выражение «томан». Как у нас говорят: сапоги стоят «полтора рубля» — это значит, что ботинки стоят 1 500 рублей. Так и в Иране. Если таксист скажет Вам: «Пяндж томан» (пять томанов), то это значит 50 000 риалов или 5 000 томанов. На жаргоне ещё иногда добавляют «пяндж томан Хомейни» (пять томанов с Хомейни). Только не вздумайте в официальных заведениях так выражаться…
  
  По первому времени вскипают мозги от таких вычислений, но после привыкаешь.






Share Button