Жена-«белочка».

Жена-«белочка»

  Для психиаторов, особенно для наркологов, новогодние праздники – они только для обычных людей праздники, а для врачей – это суровые трудовые будни, ибо ощутимая часть населения страны на эти 10 дней уходит в самый настоящий праздничный запой.

  Имеется некоторая даже закономерность – изначально идут острые отравления, когда люди, почти не пившие весь год вдруг срываются с катушек и играют в главного санитарного врача, уничтожая всё спиртное в радиусе досягаемости. Чуть позже идут драчуны и дебоширы, а также отравленцы палёным спиртным. Ещё позднее подтягиваются жертвы неправильного опохмелья, переросшего в кратковременный запой.

  Самое интересное начинается через 3-4 суток после последнего дня каникул. Граждане, злоупотреблявшие как минимум 10 дней (а некоторые начали ещё в середине декабря), резко вспоминают, что им нужно на работу. И не менее резко выходят из запоя, кто как умеет, в меру сил и возможностей.

  Итак, Новый Год Россия в очередной раз отметила с размахом. Наверное, из космоса было на что поглядеть, особенно когда начали жечь фейерверки. Дед Мороз тоже сбился с ног, разнося подарки хорошим мальчикам и девочкам. Невозможно определить, кто занимался и и что приносил плохим мальчикам и девочкам, а вот к тем, кто в эту ночь решил по какой-то причине сойти с ума, в нашем городе являлся Лев Аронович со своими орлами. Дежурство было у человека.

  Вызов, очередной за этот день, поступил от реанимационной бригады. Лев Аронович немного напрягся, но его успокоили: ничего страшного, клиент помирать не собирается, просто… словом, приезжайте, приобщитесь к прекрасному. Психиатрическая специальная бригада дружно пожала плечами, нахлобучила на головы красные колпаки с белой оторочкой (Новый Год же!) и отправилась в пригородный дачный посёлок, помогать коллегам.

  Врачей-реаниматоров вызвал хозяин дачного домика: начало зимы в этом году выдалось малоснежное и больше похожее на осень, посему обитатель домика и решил задержаться на дачном участке. А что делать на опустевшем массиве, где вечерами слышен лишь далёкий лай деревенских собак да ветер, гудящий в проводах да завывающий в печной трубе? Правильно, поддерживать питейное настроение, доводя его до градуса лёгкой древнерусской тоски.

  Спустя один месяц, когда закончились стратегические запасы горючего, а от златых гор осталась горстка мелочи, мелькнула мысль махнуть на всё рукой и вернуться в город, но что-то помешало. То ли автомашина, которая не желала заводиться и умело прикинулась дачной недвижимостью, то ли похмелье — в общем, отъезд откладывался. Меж тем мороз крепчал, и пришлось изрядно потрудиться, чтобы дров в печи хватало хотя бы на эти дни.

  Очнувшись в постели, в очередной раз от холода, обитатель дачи не сразу понял, что же его так насторожило в этой звенящей тишине. А затем словно током прошило: жена! В постели, рядом, холодная! И не дышит! С трудностями отыскав мобильный телефон, он набрал «Скорую помощь» и срывающимся от ужаса голосом вызвал медиков на себя.

  Прибывших на место врачей-реаниматоров дачник встретил у ворот, он проводил их в дом.
  — Где жена?
  — Да вот же, на кровати! Давайте быстрее, что вы на меня уставились! Человек уже остыл совсем, а они тут вопросы глупые задают! Что значит — не видим? Вот, под одеялом, сейчас откину! Быстрее, быстрее! Тоже мне, «скорая»!
  — Только подушка? Да вы издеваетесь, что ли?

  Мужик к приезду барбухайки уже почти уговорил врачей-реаниматоров сделать искусственное дыхание подушке и устроить ей дефибрилляцию, но появление Льва Ароновича и его гвардейцев на пороге немного разрядило обстановку накала. Отведя дачника в сторонку — мол, нечего мешать коллегам заниматься своим делом — Лев Аронович стал расспрашивать: что да как, давно ли на даче обитаем, хороший ли был урожай этой осенью на земельном наделе…

  — Да так себе, — пожал плечами мужик-дачник. — В этот раз я почти ничего и не сажал. Как разбежались с моей женой, так интерес пропал к посадкам. Это жена у меня всё огурцы да помидоры норовила посадить, а мне-то самому, кроме картошки, сто лет ничего не нужно.
  — Значит, разошлись, — Лев Аронович потёр подбородок. — А тут вдруг она снова решила вернуться.
  — Ну да, наверное, — неуверенно ответил мужик. — Иначе откуда бы она в постели оказалась?
  — Ладно, собирайся и поедем с нами, — Лев Аронович поднялся с табурета и кивнул головой в сторону выхода. — Тебе тоже надо чем-то такой стресс снять. Причём не водкой.
  — А как же жена? — вскинулся мужик.
  — Ею реанимация займётся, — улыбнулся Лев Аронович, подмигивая коллегам, которые сделали вид, что транспортируют кого-то к выходу. — Не оставлять же жену, в холодном доме. Запирай дом, затворяй ворота — и поехали.
  — Может, я вместе с супругой? — неуверенно спросил мужик.
  — А оно тебе надо? — покачал головой Лев Аронович, — Жена ведь, когда в себя придёт, тебе припомнит и холодный дом, и не посаженные огурцы и помидоры. И ещё то, что у неё были совсем другие планы на предстоящую новогоднюю ночь.
  — Ой, а какое сегодня число? — испуганно спросил мужик-дачник.
  — Тридцать первое, — усмехнулся Лев Аронович. — Так что с наступающим тебя.
  — Ой! — мужик схватился за голову. — Она же меня точно прибьёт!
  — И я тебе про что говорю? — доктор сочувствуя потрепал дачника по плечу. — Поехали с нами. Спрячешься на недельку, нервы подлечишь.
  — Да-да, — нервно сглотнул мужик. — Поехали.

Добрый Весельчак




Share Button