Сезон осенней бабской депрессии.



Записано со слов сводницы с Ленинградской трассы Лидки «Помидорихи».

  Практически каждая порядочная женщина по утрам ищет на себе жиры. Это несложно. Как правило, у всех в спальне напротив кровати стоит зеркальный шкаф. И первое, что ты видишь, сев на кровати — это лицо репрессированного ослика Иа, и три складки на пузе. И, если ты проснулась солнечным летним днём и в хорошем настроении — ты даже себя погладишь и радостно заметишь: «О! Вот что секс животворящий делает! Прям килограммов пять скинула! Какой прекрасный день!»

  Абсолютно другое дело, если ты просыпаешься хмурым осенним утром, когда за окнами дождь, серость, и порывом ветра мимо твоего четвёртого этажа проносит маленького худого дворника с лопатой. В таком же сером и омерзительном зеркале ты видишь тлен! Серая, старая, жирная баба, похожая на старого шарпея в парике «а-ля Макаревич в молодости». И ты смотришь на себя и думаешь: «Господи! А ведь вчера у меня был секс. У тебя! У тебя, трёхскладчатый ты бегемот, был секс! Который мало того, что уже не помогает похудению — так теперь ещё и наводит на размышления: твой мужик он слепой или тайно сильно пьющий уже?»

  И всё. И весь день потом идёт по пизде. Потому что ты начинаешь думать: жиры — это от того, что ты их нажрала, или — Господи, думать об этом не хочу — это уже возрастное? Потому что если нажрала — то это не страшно. После сегодняшнего утреннего кино в зеркале — теперь и жрать-то не захочется неделю. А вот если это возрастное — то спасения уже нет. Дальше будет только хуже: хоть жри, хоть не жри, хоть штангу толкай от Отрадного до Капотни. Потому что это не жиры. Это старческие предмогильные обвислости! И ты, конечно, можешь ещё немножко похудеть — как раз вот до того состояния, чтобы по утрам левитировать вместе с вашим дворником и его лопатой, но всё равно у тебя будут висеть три складки на пузе! Не, если напрячься до покраснения морды — то не будут. Но это опасно. Весь день так не проходишь, и контролировать себя от лишних звуков — трудно.

  Нарыдавшись над своими складками, ты пристально вглядываешься в зеркало, и обнаруживаешь там гораздо более страшную вещь: подмышечную пипиську. Две. Под обеими подмышками. Гадкие, сморщенные, дрябленькие подмышечные пиписьки! А подойдя к зеркалу поближе- можешь обнаружить ещё и просвечивающее розовое мяско под париком молодого Макаревича! И чётко понимаешь: ты ещё и лысеешь! Ещё немного, ещё чуть-чуть — и ты превратишься в лысую старушку, крашенную хной, с маленькой фигушкой на макушке.
  И это ты ещё спиной к зеркалу не поворачивалась! И не надо. Там всё ещё хуже, ты и так это уже чувствуешь.

  И пиздец. И жить уже не хочется. Потому что никто тебе не даст столько кредитов на пластические операции. Потому что тебе уже очевидно: завтра у тебя вывалятся зубы, а послезавтра в почтовом ящике ты найдёшь повестку о немедленной явке в собес, где тебе бесплатно выдадут клетчатую коричневую телегу, шапку-кандибобер и крем Корега для зубных протезов. И дворника с лопатой взамен твоего мужика. Потому что мужик-то твой ещё ого-го, хоть и слепой, и его отдадут какой-нибудь молодой и не лысой. А тебе на, вот, дворника. Теперь вот хлопай подмышками и взлетай.

  И, сука, вот все эти мысли пролетают в голове секунды за две! Как старое чёрно-белое страшное кино про вампиров. И единственное спасение от немедленного помешательства — это быстро подумать о том, что ты просто много жрёшь. Это жиры! Это не могильные предвестники! Это всё шампанское по субботам, и ящик сгущёночки в ПМС. И подмышками у тебя тоже жиры в шампанском. Никакая не пиписька. Бегом-бегом пешочком из Отрадного в Капотню, за однопроцентным кефиром, толкая перед собой штангу! И всё пройдёт! И в пятницу ты ещё попрыгаешь у подружки на Дне рождения под песню Коко Джамбо, прям как 20 лет назад! Только зубы всё же лучше рукой придерживать в танце, от греха подальше.

  ЗЫ: Всех с очередным осенним днём! Сегодня я открыла для вас сезон осенней бабской депрессии.






Share Button